Now Reading
Как лопнет Сбербанк? В США просто заявят – «знаете, счета заблокированы…»

Как лопнет Сбербанк? В США просто заявят – «знаете, счета заблокированы…»

Ни для кого не секрет, что в России не только на финансовом рынке, но и во многих других отраслях сформировалась крайне опасная ситуация – тотальная монополизация и олигополизация, которая ведёт к уничтожению конкуренции. На горизонте появились фигуры, которые считают себя «вершителями судеб». Они решают, кому жить, а кого банкротить. Кому оказать поддержку, а кого задушить в «нежных объятиях».

Среди этой когорты небожителей выделяется один, но очень влиятельный игрок, который даже в коронакризисный год, когда нас всех засадили в «четыре стены», а бизнес превратили в «полудохлую корову», показал сверхвысокий уровень чистой прибыли. Это контора, которую возглавляет, по версии Forbes, второй по степени влияния человек в России, подминает под себя всё, что встречается на её пути – от нефтеперерабатывающих заводов до производителей мультфильмов.

Команда Грефа через отчёт Сбера по МСФО за 2020 год, подтвердила, что намерена и дальше подминать под себя всё, что «плохо лежит».

Даже несмотря на существенный рост резервов, за минувший год прибыль Сбера сократилась всего на 10% и превысила уровень в 760 млрд руб. Это существенный показатель, которым не может похвастаться ни один хозяйствующий субъект. Даже производители алкоголя, предположу, не смогут похвастаться подобными показателями.

Однако за счёт каких факторов была достигнута эта многомиллиардная прибыль? Так называемый успех, или мягкое, мягенькое прохождение коронакризиса Сбером, на мой взгляд, основано на абсолютно наглой ростовщической политике. «Загнать в долги, подмять под себя актив, а после «стричь купоны» – этот слоган, моё оценочное суждение, можно было бы вывести на фронтоне головного офиса конторы Грефа. За минувший год Сбер нарастил кредитный портфель на 15%, до 25 трлн руб.

Каковы основные показатели Сбера за минувший год? Долги юрлиц составляют почти 16 трлн рублей, кредиты гражданам превысили 9,3 трлн. Вы видите, как существенно вырос чистый процентный и чистый комиссионный доходы. Рентабельность капитала снизилась, но не значительно. Много было разговоров про так называемую экосистему и нефинансовый доход. Однако вложения уже достигли $1 млрд, при этом выручка составила чуть более 78 млрд руб.

Вы заметили, что по итогам минувшего года Сбер показал рост чистого процентного дохода на 14% и рост своей маржинальности. Результаты превзошли все ожидания, но и цена вопроса весьма велика.

«Сбербанк, к сожалению, является примером самого худшего государственного монополизма, когда с помощью административного ресурса государства уничтожается, по сути, целая отрасль в угоду одному банку, неважно, как его название, важно то, что он, по сути, съел всю отрасль. Это во-первых. А во-вторых, он пытается к себе присоединить сферы, которые вообще не касаются банковского бизнеса. Например, студию «Союзмультфильм», вопросы воспитания детей, вопросы цифровых сервисов, которые Сбербанк изображает в качестве экосистемы, – говорит член комитета по инвестиционной политике ТПП России Дмитрий Любомудров. – С экологией это не имеет ничего общего, зато человеческое общество подвергается большому риску, что им будут манипулировать. Всеми нами будут манипулировать в коммерческих интересах банков, где государственного становится всё меньше и меньше. Ключевые акционеры там давно уже не российское государство, а американские и британские и другие западные банки и другие коммерческие компании, которые демонстрируют крайнюю недружественность к России, к нашему народу. Они требуют наложения всё больших и больших санкций. И в любую секунду может случиться так, что коррсчета Сбербанка за границей будут заблокированы. За любое надуманное действие на Западе скажут: вот вы там отравили кого-то или где-то что-то компьютерная атака была, якобы русские хакеры, и поэтому мы блокируем вам все операции Сбербанка. А дальше американское руководство Сбербанка скажет: вы знаете, Сбербанк больше не может больше работать, коррсчета заблокированы, поэтому Сбербанк обращается в Центральный банк за санацией. ЦБ говорит: у нас нет денег на санацию такого крупного банка. А дальше выводят народ на улицы и говорят: давайте голосовать за Навального».

Очевидно, что Греф имеет преимущества перед любым сектором экономики, перед любым, даже крупным предприятием. Данный факт вызывает серьёзное беспокойство. Можно выделить несколько причин. Сбер перекупает опытных сотрудников и встраивает в свою экосистему. Яркий пример – уход из «Яндекса» топовых специалистов к Грефу. Таким образом, не получив контроль над поисковиком и его экосистемой, Греф берёт измором «непослушного» конкурента, который, кстати, сам создал практически все свои активы. Фактически Греф уничтожает не только крупный, но и малый, средний бизнес.

«Конечно, Сбербанк, как бы кто ни говорил, коммерческая, но и государственная компания. По сути, когда Сбер заходит в ту или иную нишу, сферу деятельности – выкупает компании, ему очень легко развиваться. В первую очередь, это база клиентов, по сути, все граждане Российской Федерации так или иначе уже в базе Сбера. То есть что бы они ни открыли, чем бы они ни начали заниматься, они, будем говорить прямо, обречены на успех, – говорит глава юридической компании Александр Петропольский. – И нам, как маленькому бизнесу, который пытается выжить на рынке за свой счёт без поддержки государства, очень тяжело. И в случае, если Сбер решит оказывать смежные услуги, он их сможет даже бесплатно оказывать своим юридическим и физическим лицам, даже зачистить поле конкуренции. И конечно, это было бы для нас нежелательно.

Уже сейчас, если мы возьмём сферы регистрации бизнеса, сопровождения налогового, бухгалтерского сопровождения, то во всех этих сферах уже присутствует Сбербанк. И делает он для своих клиентов практически всё бесплатно, а, повторюсь, клиенты Сбера – это практически все юридические и физические лица страны.

Следовательно, нам в этих услугах уже делать нечего, и мы можем развиваться лишь в тех направлениях, где Сбербанк ещё не запустил свою руку».

Греф наступает по всем направлениям. Антимонопольное законодательство не работает. Все всё понимают, но складывается впечатление, что ничего не могут сделать, потому что попали под контроль или влияние Сбера. Между тем кредитному учреждению неплохо было бы вернуться к своим прямым обязанностям.

«Честно говоря, отбросив все разговоры о современности, стоит всё-таки подумать о решении тех базовых проблем, которые есть у Сбербанка. Ведь Сбер не закончил свою реформу, не интегрирована РПИ-Система до конца, базовые функции для клиентов банков не реализованы, то есть до сих пор даже получить расширенную выписку банка – это детализация расходов и поступлений – невозможно. Это занимает порой по несколько месяцев, – объясняет глава экспертного совета по финансам МРО «Деловой России» Александр Любосердов. – И зачастую для перевыпуска карты приходится ехать именно в то отделение, в котором она выпущена, много действительно там вопросов, которые остались ещё из прошлого. Насколько стоит действительно укрупняться и лезть в те сферы, в которых кредитное учреждение, банк не является, ну не имеет достаточно компетенций даже для управления. На мой взгляд, это на данный момент лишнее. Особенно в силу того, что малый и средний бизнес находится сейчас в сложном положении, и такая сверхконцентрация в руках крупнейшего капитала, тем более банковского, мне кажется, вряд ли пойдёт на пользу и потребителю, и этим активам».

У меня нет задачи демонизировать команду Германа Оскаровича, но факт остается фактом – концентрируя в своих руках капитал, активы, маркетплейсы, Сбер, на мой взгляд, провоцирует крайне опасную ситуацию, когда в угоду ему и его амбициям лоббисты и чиновники могут «размазать» Россию. Поставить страну в неподобающую зависимость от одной, пусть и самой мощной, структуры. Тем более что мощь эта была получена во многом искусственно. Мы близки к ситуации, когда, если «чихнут в Сбере», то вся Россия начнет кашлять, а это, на мой взгляд, недопустимая ситуация.

Юрий Пронько