Now Reading
Индонезия не поддаётся США

Индонезия не поддаётся США

Владислав Гулевич, эксперт журнала «Международная жизнь»

Визит госсекретаря Майка Помпео в Индонезию в рамках турне по Азии в конце прошлого месяца и накануне американских выборов, в ходе которого посланник Дональда Трампа посетил также Индию, Шри-Ланку, Мальдивы и Вьетнам, принёс лишь частичные результаты. Наибольшую открытость к углублению сотрудничества с Соединёнными Штатами выказали Индия и Мальдивы. Остальные страны, в т.ч. Индонезия, отнеслись к приезду Помпео весьма сдержанно.

Турне Помпео имело очевидный антикитайский подтекст (1). Индонезийская сторона услышала от американского гостя неприемлемые для себя предложения минимизировать экономическое сотрудничество с Поднебесной и активизировать военное сотрудничество с Вашингтоном для обеспечения безопасности индонезийских границ силой американского присутствия.

Накануне приезда Помпео стало известно об отказе Джакарты разрешить посадку и дозаправку на своей территории американских самолётов, патрулирующих акваторию Южно-Китайского моря (2). Индонезия не отказывается от дозированного оборонного сотрудничества с американцами, но не желает быть частью американской системы сдерживания Китая и выбирает сбалансированные отношения с обеими сторонами – и Вашингтоном, и Пекином.

Чрезмерная привязанность к какому-то одному центру силы сделает Индонезию невольной участницей американо-китайского противостояния. Этого Джакарта старается избежать. Скромный результат переговоров Помпео с индонезийскими властями можно было предсказать заранее, ведь Вашингтон предлагает Джакарте условный выбор «экономика или война». Если экономика, тогда это к Китаю. Если наращивание вооружённого кулака – за этим к Соединённым Штатам.

Индонезия воспринимает американо-китайскую геополитическую конкуренцию как таковую, но при этом и как угрозу своим национальным интересам. Отсюда её заинтересованность в американо-китайском диалоге и приверженность выверенной внешней политике с целью не дать любой из сторон повода усомниться в нейтралитете Индонезии.

Именно этот фактор ограничивает пространство для манёвра американской дипломатии в отношениях с Индонезией. Джакарта не может отдалиться от Китая на дистанцию, которая бы устраивала США, потому что Китай является главным торговым партнёром Индонезии, потеснив здесь Японию. На Китай приходится 24% товарооборота с Индонезией. Китай – второй по значимости экспортёр продукции в Индонезию и третий по объёму иностранных инвестиций (3).

Экономическая мощь Китая в будущем будет возрастать, чего нельзя с определенностью сказать о США. Пекин уже заверил своих партнёров в Юго-Восточной Азии (ЮВА) в том, что экономические проекты для региона, запланированные ещё до вспышки пандемии коронавируса, будут реализованы в полной мере.

Эксперты ожидают увеличения объёмов китайского экспорта в последующие годы до $10 трлн., из них $650 млрд. – в ЮВА. Эта сумма в два раза выше стоимости американского экспорта в регион. Опираясь на эти цифры, бывший посол Индонезии в США Дино Патти Джалал охарактеризовал азиатскую политику Вашингтона как лишённую понимания текущей реальности (4).

Вашингтон сам сделал первый шаг к сокращению экономического сотрудничества с Индонезией, исключив её из списка развивающихся стран, пользовавшихся определёнными послаблениями в рамках политики Всемирной торговой организации. Результатом стало лишение поддержки со стороны США потенциального членства Индонезии в Организации экономического сотрудничества и снижение объёмов индонезийского экспорта на 2,5% из-за применения повышенных пошлин. А что сделает американская сторона после президентских выборов – совсем не ясно.

По основным экономическим показателям Индонезия относится к развивающимся странам – основная масса населения трудоустроена в сельскохозяйственном секторе, уровень валового национального продукта на душу населения ($3,800) соответствует уровню стран со среднеразвитой экономикой. Это не помешало администрации Трампа причислить Индонезию к развитым странам, что свидетельствует о политической обусловленности такого решения.

Обращает на себя внимание идеологическая инертность американской внешней политики, несмотря на явное её несоответствие преследуемым целям. Сотрудничество стран ЮВА с Пекином не означает «перехода к коммунизму», но слишком близкое сотрудничество с США автоматически означает переход к демократии в том смысле, как его применяет американская дипломатия в отношении других стран.

Это заставляет лидеров стран ЮВА относиться к Вашингтону с определенной настороженностью.

Индонезия является членом либо наблюдателем в таких региональных и международных организациях как Организация исламского сотрудничества, Конференция по взаимодействию и мерам доверия в Азии, Ассоциация стран Юго-Восточной Азии, Азиатско-Тихоокеанское экономическое сотрудничество.

Если Индонезия примет предложение Соединённых Штатов, это будет означать отказ от принципа консолидированной политики, которого придерживаются данные организации. Позволить себе такой политический демарш Джакарта не может, даже если бы и хотела.

Да и Вашингтон требует от Джакарты слишком больших «жертв», практически не давая ничего взамен, кроме скромного финансового вспомоществования и проектов сотрудничества с явным перекосом в сторону военной сферы. Посему чрезмерного сближения Джакарты с Вашингтоном, судя по всему, пока ожидать не стоит. Тем более что политика США в регионе, даже в случае смены президента, едва ли изменится.

Мнение автора может не совпадать с позицией Редакции

Подписывайтесь на канал, чтобы не пропустить интересные новости: Подпишитесь
Scroll To Top