МАКРОН ОПРАВДЫВАЕТСЯ

Президент Франции дал большое интервью телекомпании «Al Jazeera».

Анонс на их сайте выглядит так:

«Свобода слова гораздо шире, чем просто карикатуры.

Французский президент обсуждает напряженность между своим правительством и мусульманским миром из-за карикатур на пророка Мухаммеда. В этом выпуске беседы с «Al Jazeera» президент Франции Эммануэль Макрон настаивает на том, что он понимает и уважает чувства, выраженные мусульманским миром по поводу карикатур. Но, по его словам, он всегда будет защищать «свободу писать, думать и рисовать» – даже если это не означает, что он лично поддерживает все сказанное, подуманное или нарисованное. Макрон говорит, что его долг – защищать эти права человека, которые были завоеваны во Франции, а также суверенитет французского народа».

Мне очень понравилось лицо интервьюера.

Интервьюируемый тоже старался выглядеть хорошо.

МАКРОН ОПРАВДЫВАЕТСЯ

А вот общая обстановка в студии как-то не очень.

МАКРОН ОПРАВДЫВАЕТСЯ

Я вообще-то другую картинку приготовила (там хватает выразительных). Но потом решила показать ту, что «Аль-Джазира» поставила у себя на сайте.

О ЦЕЛИ ИНТЕРВЬЮ АРАБСКОМУ КАНАЛУ:

— У нашей страны нет проблем ни с какой религией, отношение к мусульманам во Франции такое же, как и к представителям других конфессий. Мусульмане могут свободно исповедовать свою веру. Более того, во Франции на законодательном уровне не допускаются какие-либо виды расизма, национализма или шовинизма.

Франция — страна, транслирующая мировому сообществу стремление к миру и свободе вероисповедания. Прозвучало много лжи, но я хочу подтвердить приверженность борьбе против терроризма, то есть против всех террористов и исламистских группировок. Но вместе с тем хочу подчеркнуть, что мы поддерживаем мир и единство. По правде говоря, это основная цель моего сегодняшнего интервью.

О КАРИКАТУРАХ:

— Я понимаю чувства, которые это вызывает, и я уважаю их. Но я хочу, чтобы и вы поняли меня. Моя роль — успокаивать ситуацию и защищать права французского народа. Все мусульмане, шокированные сложившейся ситуацией, должны понимать разницу.

Я всегда буду защищать в своей стране свободу говорить, писать, думать и рисовать. Это не означает, что я одобряю все, что мы говорим, думаем и рисуем, но я считаю, что наша миссия — защищать свободы и права человека, а также суверенитет французского народа.

ПРО СВОЮ ОДНОЗНАЧНУЮ ПОДДЕРЖКУ РИСУНКОВ «ШАРЛИ ЭБДО»:

— Я никогда не говорил этого. Пусть все мусульмане правильно поймут мои слова. Никто намеренно не хотел оскорбить их религию или Пророка.

ПРО БОЙКОТ ФРАНЦУЗСКИХ ТОВАРОВ:

— Это недостойная и недопустимая кампания, к которой причастны те, кто извратил мои слова по поводу карикатур, опубликованных в журнале «Charlie Hebdo».

ОБ ИСТИННОЙ ЗАДАЧЕ ГЛАВЫ ГОСУДАРСТВА

— Моя программа или наша программа, на основании которой французы выбрали меня президентом, совпадает с исторической миссией Франции, основная цель которой — мирное сосуществование религий.

********

Конечно, ему припомнили речь на похоронах учителя Самюэля Пати, трогательную и проникновенную, но так до конца не понятую мусульманским миром, к которому он пришел протянуть руку дружбы:

— Мы будем действовать очень жестко. И мы пойдем до конца.

МАКРОН ОПРАВДЫВАЕТСЯ

— Его убили, потому что он хотел, чтобы его ученики стали гражданами.

— Он хотел научить своих учеников свободе.

— В каждой школе, в каждом лицее каждый день учителя занимаются тем, что делают из школьников граждан Республики.

МАКРОН ОПРАВДЫВАЕТСЯ

Меня почему-то зацепил этот посыл, даже несмотря на то, что Макрон заглянул в бумажку.

— Так почему же Самуэля Пати убили? Он стал жертвой глубокой ненависти. И в пятницу он стал лицом Республики. Мы будем защищать свободу, которую вы преподавали, господин Учитель. Мы не будем идти против карикатуристов, против рисунков – даже если это возмущает других. Мы будем продолжать. (Эту фразу Макрон повторил много раз). Мы будем продолжать эту битву за свободу, за разум. У этой борьбы теперь есть лицо. Потому что во Франции, господин Учитель, эпоха Просвещения не заканчивается никогда.

Он был так убедителен, так харизматичен, что я чуть не прослезилась. И, судя по комментариям, не я одна. «Vive la République! Vive la France!» — кричал вместе с президентом весь французский интернет.

********

Но возвращение к недавним событиям было слишком очевидным.

Мне же на глаза попался сюжет «Аль Джазиры» с рассказом о громкой речи Макрона, прозвучавшей еще до терактов. 2 октября он сказал: «Ислам – религия, которая переживает кризис по всему миру, а не только в нашей стране». И предложил принять несколько жестких законов для защиты ценностей светского общества и борьбы с «исламским сепаратизмом», который нацелен на создание в стране своего «контр-общества».

Как я поняла, французы считают, что много зла завозят «зарубежные имамы». Поэтому Макрон сообщил о намерении в конце года передать для обсуждения в парламент следующие меры:

Более жесткий мониторинг деятельности спортивных клубов и других ассоциаций, чтобы они не становились прикрытием для обучения принципам радикального исламизма;

Прекращение выдачи виз имамам из-за рубежа;

Ужесточение контроля за деятельностью и финансированием мечетей;

Введение ограничений на обучение детей дома.

Некоторые предположили, что Макрон узнал о том, что если бы на днях случились президентские выборы, то они с Мари Ле Пен имели бы практически равные шансы. Французский центр общественного мнения провел за 18 месяцев до начала кампании опрос по заказу «Журналь дю диманш», и цифры неприятно удивили главу государства.

Правозащитник Ясер Луати оценил его акцию так:

— Макрону удалось всего лишь за час своего выступления похоронить принцип разделения религии и государства, взбодрить крайне правых, антиисламски настроенных левых, а также поставить под угрозу жизни мусульманских школьников и студентов, призывая, несмотря на глобальную пандемию, к серьезным ограничениям права обучения на дому.

Арабская телекомпания дала яркие цитаты выступления. И кипяток, видимо, забурлил. Смотрите, как красиво это было подано.

МАКРОН ОПРАВДЫВАЕТСЯ

МАКРОН ОПРАВДЫВАЕТСЯ

МАКРОН ОПРАВДЫВАЕТСЯ

Однако более всего меня удивило интервью Президента Европейского института науки религий Дидье Леши французскому еженедельнику «L’Obs» — опубликованное уже после гибели учителя Пати:

— В начале октября глава государства решительно выступил в защиту светской системы и осудил сепаратизм. Почему Эммануэль Макрон столько тянул с этой риторикой, которую ждали от него с начала президентского срока?

— Потребовалось время на осознание того, что в некоторых сферах французской жизни сепаратистская динамика развивается намного быстрее интеграционной. (…) Убийство Самюэля Пати чеченским радикалом заставило их ( власти) как никогда сильно ощутить остроту момента. Глава большой парижской мечети выступал с осуждением «Шарли Эбдо» после публикации карикатур, но сегодня придерживается другой риторики. Нужно подтолкнуть его к более смелым заявлениям — например, с осуждением призывов к бойкоту французской продукции или в защиту карикатур. Это было бы доказательством его независимости.

Теперь сижу, пытаюсь себе представить выступление мусульманского священника в поддержку карикатур «Шарли Эбдо» — тех, что по профилю главы большой парижской мечети.

Но моего воображения, широты мышления, любви к непреходящим ценностям Пятой республики явно не хватает…

Опять скажут – не в той стране родилась.

Подписывайтесь на канал, чтобы не пропустить интересные новости: Подпишитесь
Scroll To Top